Tuesday, 18/9/2018 | 11:13 UTC+3

ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ КИТАЯ: НА ПУТИ К МИРОВОМУ ЛИДЕРСТВУ

wpid-577eabe02f04c.jpg

Олег УСИК, для РМ.У

На фоне глобальной нестабильности в мире отчетливо бросается в глаза тот факт, что Китай, проводя активную внешнюю политику, стремительно наращивает потенциал своей боевой авиации, которая в будущем может обрушить внезапный удар против стран-конкурентов. После того, как Китай стал претендовать на статус сверхдержавы, ситуация в мире стала постепенно меняться в пользу Пекина. При этом, несмотря на геополитические трудности, китайское руководство медленно, но верно реализует свои великодержавные амбиции.На фоне глобальной нестабильности в мире отчетливо бросается в глаза тот факт, что Китай, проводя активную внешнюю политику, стремительно наращивает потенциал своей боевой авиации, которая в будущем может обрушить внезапный удар против стран-конкурентов.

Обзор ВВС КНР

После того, как Китай стал претендовать на статус сверхдержавы, ситуация в мире стала постепенно меняться в пользу Пекина. При этом, несмотря на геополитические трудности, китайское руководство медленно, но верно реализует свои великодержавные амбиции.

Если бросить ретроспективный взгляд, в этой связи необходимо отметить, что своим рывком в военно-экономической сфере КНР во многом обязана СССР (России). Так, еще с начала 1950-х годов Советский Союз оказывал бескорыстную военную помощь Китаю; тем самым Поднебесная наращивала мощь своей боевой авиации. Однако в начале 1960-х годов, в связи с ухудшением отношений с СССР, ВВС Китая, недополучив значительную часть технической документации и запчастей, начали копировать советские самолеты. Несмотря на контракты и договоренности с Россией, китайское правительство продолжает их открыто нарушать: копирование отечественных боевых машин идет до сих пор.

Нужно признать, что экспорт российской авиатехники и последующего ее воспроизводства Китаем несет угрозу национальной безопасности России: оружие отечественного производства может быть направлено против нашей страны в любой момент. Учитывая специфику внешней политики КНР, можно смело сказать, что после США Россия, по существу, является для Пекина врагом номер два.

В настоящее время благодаря контрактам с РФ и обильной финансовой поддержке в Китае функционирует целая сеть военных корпораций и авиазаводов: Шэньянская, Сианьская и Шанхайская авиационно-промышленные корпорации, авиационно-промышленная компания Чэнду, китайская национальная авиационно-промышленная группа Гуйчжоу и многие другие. Так, предприятия I корпорации включают в себя 47 крупных и средних компаний, 31 научно-исследовательское учреждение, 22 дочерних специализированных предприятия. Штаб-квартира корпорации находится в Пекине.

В состав II корпорации авиационной промышленности Китая входят 81 крупная и средняя компания, авиапредприятие, научно-исследовательская организация и специализированное учреждение. Штаб-квартира корпорации также находится в Пекине.

Военно-воздушные силы КНР насчитывают 528 многоцелевых истребителей J-7III/J-7E/J-7G, являющихся копиями советской машины МиГ-21, 192 многоцелевых истребителя J-8II/J-8III (в его создании были заимствованы конструктивные решения от советских МиГ-23МС/МиГ-23БН, полученных из Египта), 205 машин J-11/J-11BS (копии российского перехватчика Су-27), 323 самолета J-10А/J-10B/J-10S, 43 модернизированных истребителя Су-27СК, 32 Су-27УБК, 24 Су-30МК2, 73 Су-30МКК.

Но и это еще не все. Так, в ноябре 2015 года был заключен контракт по продаже Китаю 24 истребителей Су-35С поколения 4++ (сумма сделки 2 млрд. долларов). Кроме того, интенсивно идет подготовка к развертыванию серийного производства машин пятого поколения J-20 и J-31.

Также на вооружении ВВС КНР имеется четыре многоцелевых истребителя FC-1 Сяолун, 120 истребителей-бомбардировщиков JH-7А Летающий леопард, 120 штурмовиков Nanchang Q-5C/Q-5D/Q-5E, 130 дальних бомбардировщиков и заправщиков H-6A/H-6M/H-6K (являются копией советского ракетоносца Ту-16).

Продолжается наращивание и группировки самолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Так, еще в начале 1990-х годов в Китае была начата программа по созданию комплексов ДРЛО, близких по своим возможностям к американскому самолету E-8 JSTARS. На первом этапе реализации проекта в роли базовой машины был выбран среднемагистральный пассажирский лайнер Ту-154М. На самолет установили РЛС с синтезированной аппаратурой, которая располагается под фюзеляжем в обтекаемом контейнере. Первая машина, получившая индекс Tu-154MD (Dian электронный), была выпущена в 1996 году (ВВС КНР имеют на вооружении от трех до пяти лайнеров данного типа). В целях секретности Tu-154MD сохранили гражданские опознавательные знаки и окраску авиакомпании China United Airlines.

Для обнаружения малозаметных целей и целей на фоне земли ВВС Китая вооружены 11 самолетами ДРЛО (четыре KJ-200 Кунцзин-200, два KJ-500, четыре KJ-2000 и один KJ-3000). Так, KJ-200 и KJ-500 были созданы на базе транспортных машин Y-8 (копия советского Ан-12), а KJ-2000 и KJ-3000 во многом сходны с российским комплексом А-50, оборудованного многофункциональной импульсно-доплеровской надфюзеляжной РЛС.

Военно-транспортная авиация имеет в строю 300 легких самолетов Y-5 (копия советского биплана Ан-2), 65 тактических транспортных машин Y-8, 23 самолета Y-7H (копия советских Ан-24/Ан-26), 20 тяжелых транспортников Ил-76ТД/Ил-76МД, 15 Y-11, 10 многоцелевых Ил-18, от четырех до семи Ту-154М, пять Y-9 (глубокая модернизация Y-8), 10 машин фирмы Бомбардье (пять RJ700, пять RJ200LR), пять Challenger CL-601 канадского производства, два лайнера Боинг-737-700, два Y-12, один заправщик Ил-78. Кроме того, в 2017 году готовится к принятию на вооружение новейший транспортник Y-20 (заявленная китайской стороной грузоподъемность нового самолета составляет 66 тонн).

Авиапарк учебно-боевых самолетов насчитывает 400 поршневых машин для первоначальной подготовки пилотов Nanchang CJ-6, 350 учебно-боевых JL-8 китайско-пакистанского производства, 200 истребителей JJ-7. Вместе с тем о количестве новейших сверхзвуковых учебно-боевых машин L-15 Летающий Лев и JL-9 Шаньин (Горный Орел) до сих пор нет достоверных данных. Вертолетные эскадрильи имеют в своем составе свыше 100 машин Z-6 различных модификаций (копия советского вертолета Ми-8, в резерве числится 206 Ми-8Т/Ми-17/Ми-171/Ми-172), 32 многоцелевые машины Z-9, 20 Z-8, 10 транспортных вертолетов AS 332 Super Puma поставленных из Франции. При этом ВВС КНР держат в секрете количество новейших ударных вертолетов Z-19 (по некоторым данным, производительность завода в Харбине составляет более 40 машин этого типа в год) и аналогичных WZ-10 (в создании вертолета принимало участие конструкторское бюро им. Н.И. Камова).

Авиация сухопутных войск имеет на вооружении более 350 многоцелевых вертолетов Z-9, 100 легких машин Z-11, восемь многоцелевых SA 342 Газель французского производства, однако в полетопригодном состоянии остались лишь один SA 342, 304 Z-9 (из них 12 в составе Воздушно-десантных войск, три в полиции), от 39 до 75 Z-11. Также в строю числятся 183 ударные машины (97 WZ-10 и 86 Z-19).

В качестве многоцелевых вертолетов используются 10 Ми-8 и 239 Ми-17 (в том числе пять в полиции), четыре тяжелых транспортника Ми-26, 93 вертолета фирмы Еврокоптер EС-120/HC-120 франко-немецкого производства, 23 многоцелевые машины S-70C (UH-60C), поставленных из США, 92 вертолета Z-8 (в том числе 16 на вооружении Воздушно-десантных войск). Кроме того, в составе ВДВ эксплуатируются 11 транспортных самолетов (пять Y-5, четыре Y-8C и два Y-7).

Хотя армейская авиация Китайской Народной Республики пока отстает от других родов войск и является относительно слабой стороной армии, в последнее время она быстро развивается: правительство Китая не жалеет финансов на перевооружение.

Авиация Военно-морских сил КНР насчитывает 124 многоцелевых истребителя J-8II/J-8III, 60 штурмовиков Q-5I, 54 истребителя-бомбардировщика JH-7A Летающий леопард, 30 самолетов J-7 различных модификаций, от 25 до 30 машин J-10А, 24 истребителя Су-30МК2, 24 машины J-16 (копия российского Су-30МК2), 12 учебно-боевых машин JL-8, три патрульных гидросамолета SH-5, два самолета ДРЛО KJ-500. Кроме того, в морскую авиацию Китая начал поступать истребитель J-15 (копия российского Су-33). Вертолетные эскадрильи имеют в строю 52 противолодочные машины (26 Z-8, 26 Z-9C), 11 Ка-28, девять вертолетов радиоэлектронной разведки и целеуказания Ка-31 и восемь многоцелевых Ми-8МТ.

Аэродромная сеть в Китае насчитывает свыше 400 аэродромов, в том числе 350 с твердым покрытием взлетно-посадочной полосы. Оперативная емкость аэродромов составляет 9 тыс. самолетов, что почти в три раза больше авиационного парка страны. Численность личного состава ВВС составляет 330 тысяч человек.

Анализируя состояние Военно-воздушных сил Китая, отметим, что многоцелевые истребители Су-27СК, Су-30МК2, Су-30МКК, J-10 и J-11 составляют основу боевой авиации Поднебесной; упомянутые самолеты являются машинами четвертого поколения и поколения 4+, способные вести боевые действия в любых метеоусловиях днем и ночью, а также в случае применения противником средств радиоэлектронного противодействия. Тем самым авиасоединения КНР представляют внушительную угрозу РФ, особенно если учитывать пока недостаточное поступление новой авиатехники в состав ВВС России.

Авиация и геополитика: аппетиты Пекина растут

Как было уже сказано, желая упрочить свое геополитическое положение в мире, Поднебесная проводит широкомасштабное перевооружение своей авиации. Естественно, в этих условиях Китайская Народная Республика имеет свои далеко идущие планы. Рассмотрим лишь главные направления китайской внешней политики:

Первое. Еще с 1960-х годов Китай стремится закрепиться в Сибири и на Дальнем Востоке; природные ресурсы России не дают покоя пекинской верхушке. Кроме того, по вине КНР усиливается геополитическая напряженность из-за водных ресурсов (так, китайские дельцы давно положили глаз на озеро Байкал).

Второе. Китай, продолжая усиливать свои авиасоединения в районах Тайваньского пролива и Южно-Китайского моря, стремится во что бы то ни стало уничтожить прозападный режим на острове Тайвань с целью не только вернуть себе исконную территорию, но существенно упрочить свое военно-политическое положение в Юго-Восточной Азии.

Третье. В последнее время растет напряженность из-за островного архипелага Сенкаку (Дяоюйдао), который имеет спорный статус между КНР и Японией. Интерес к островам усилился после того, как еще в 1999 году там были обнаружены значительные запасы природного газа, оцениваемые приблизительно в 200 млрд. кубометров.

Четвертое. Официальный Пекин стремится получить геополитические дивиденды за счет Вьетнама, Индии и Непала, однако занятость на других направлениях пока не дает возможности китайскому руководству полностью включить упомянутые государства в орбиту своего влияния.

Еще один существенный момент: КНР проявляет интерес к природным ресурсам Арктики, которая стала для России одним из приоритетных направлений внешней политики. Правительство РФ высказывает справедливые опасения насчет конкуренции с Китаем, который создает мощные эскадры арктического и авианосного флотов. При этом американский эксперт, бывший капитан ВМС США, профессор международного права Джеймс Краск, призывает остерегаться Пекина: Было бы разумно настороженно относиться к Китаю стране, немного неуклюжей в бравировании своим растущим экономическим весом и порой склонной к грубому поведению.

Таким образом, китайское направление для России, на первый взгляд, не таит угроз, однако в среднесрочной перспективе обстановка может стать крайне напряженной; при этом есть вероятность возникновения вооруженного конфликта (события 1969 года на острове Даманский тому подтверждение). В этой непростой ситуации Вооруженным Силам России необходимо быть начеку; только наличие авиаполков и авиадивизий, оснащенных современной авиатехникой, несколько охладит амбициозный пыл пекинского руководства. РФ необходимо продолжать финансирование оборонных программ, не забывая вещие слова великого русского вице-адмирала Степана Осиповича Макарова: ПОМНИ ВОЙНУ!

Олег УСИК, для РМ.У

About

POST YOUR COMMENTS

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: