Saturday, 22/9/2018 | 9:11 UTC+3

МЯГКОЕ ОБАЯНИЕ ИНДИИ: ПРЕИМУЩЕСТВА И ПРЕДЕЛЫ

wpid-577ebafa847e6.jpg

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА

Индия, вслед за Китаем, стремится выстроить самостоятельную стратегию гуманитарного влияния посредством использования ресурсов мягкой силы. Однако перед страной продолжает стоять множество проблем, отражающихся на ее имидже, что не всегда можно списать исключительно на ориенталистские стереотипы. Ключевая из них бедность. От решения этой проблемы в ближайшие десятилетия зависит и судьба заявки южноазиатского колосса на мегарегиональное и глобальное лидерство.Индия, вслед за Китаем, стремится выстроить самостоятельную стратегию гуманитарного влияния посредством использования ресурсов мягкой силы. Однако перед страной продолжает стоять множество проблем, отражающихся на ее имидже, что не всегда можно списать исключительно на ориенталистские стереотипы. Ключевая из них бедность. От решения этой проблемы в ближайшие десятилетия зависит и судьба заявки южноазиатского колосса на мегарегиональное и глобальное лидерство.

Обращение к мягкой силе в Азии

Сложность и неоднозначность современных международных отношений характеризуется двойственностью стратегий по выстраиванию системы доминирования того или иного государства на международной арене. С одной стороны, основные усилия многих государств сосредоточены на росте военной мощи и экономического могущества; с другой, все активнее проявляется стремление использовать новые возможности по расширению собственного ценностно-культурного пространства.

Первая тенденция в определенной степени обусловлена ослаблением международных институций, регулирующих экономические и политические процессы. В условиях недостаточных гарантий равнозначной субъектности в мировой политике государства усиливают меры по защите суверенитета собственными силами, используя в корректировке действий других акторов международной политики проверенные инструменты жесткого воздействия.

Вторая тенденция связана с появлением сильных негосударственных акторов международного процесса и тектоническими сдвигами, происходящими в информационной реальности. В последней можно выделить два аспекта: во-первых, своеобразную инфраструктурную трансформацию (совокупность новых технологий ускоренной передачи информации, в том числе в рамках работы современных СМИ); во-вторых ‒ особый содержательный контекст (качественное смысловое наполнение), основанный на увеличивающемся влиянии нематериальных активов, образов, визуализацией, смыслов и ценностей, способных оказывать воздействие на наше мироощущение и понимание.

Таким образом, традиционная трактовка силы [1] в международных отношениях ‒ через военную мощь и экономическое могущество ‒ расширяется, включая в себя культурное и ценностное обаяние. Поэтому в современном мире, наряду с экономическими показателями и разработками новых видов вооружений, отдельным направлением глобальной конкуренции стали ценности и модели развития.

Этот факт отмечается и в обновленном варианте Концепции национальной безопасности России, утвержденной 31 декабря 2015 года [Указ Президента]. Полноценное могущество государства невозможно без обращения к сложному феномену мягкой силы.

Индийский политический эксперт Джасвант Сингх (в прошлом крупный государственный деятель: экс-министр финансов, экс-министр иностранных дел и экс-министр обороны Индии) полагает, что Япония, Китай и Индия открыто вступают в большую игру за статус главной супердержавы Азии. По его мнению, хотя мировая пресса продолжает пестрить заголовками на тему сохраняющейся напряженности в японо-китайских отношениях, динамика соотношения сил в Азии в перспективе ближайшего десятилетия, по всей видимости, будет определяться стратегическим противостоянием Китая и Индии [Сингх Дж.]. Джасвант Сингх главным образом говорит о противостоянии, перерастающем в принятие и реализацию более жесткой стратегии национальной безопасности. Но аналогичным образом можно представить и битву за сердца людей, которая также определяется неоднозначными двусторонними отношениями Китая и Индии.

Ключевая роль, которую сыграли технологии мягкой силы в советско-американской идеологической борьбе, является сверхценной идеей для китайской элиты. Тем более что в этом преломлении мягкая сила тесным образом переплетается с идеей мирной эволюции коммунистических (в более широкой трактовке всех недемократических) режимов [Shambaugh D. P. 7475]. Вот почему со второй половины 1990-х годов КНР инициировала борьбу за ruan shili (как именуют мягкую силу в Поднебесной) в современной Азии.

Реакция Индии на действия КНР в области ruan shili, стремление расширить свое мягкое обаяние привело к важным институциональным изменениям в целях усиления гуманитарного воздействия в мире. В 2006 г. в Министерстве иностранных дел Индии был сформирован Отдел по вопросам публичной дипломатии (аналогичная структура ‒ Управление по делам публичной дипломатии ‒ появилась в Китае двумя годами ранее). Кроме того, функции институтов, использующих культурные связи для интеграции в глобальное сообщество, выполняют модернизированные в течение 2000-х годов Индийский совет по культурным отношениям и Индийский совет по международным отношениям при МИД Индии. Отдельно следует упомянуть взаимодействие с экспатриантами и представителями диаспоры. Для этих целей было даже создано отдельное Министерство Индии по делам зарубежья.

Ценность мягкой силы для политического истеблишмента развивающихся стран определяется тремя основными моментами: 1) формированием своеобразных заявок на мегарегиональное лидерство ‒ чтобы стать одним из полюсов принятия решений в современном глобальном мире; 2) желанием с ее помощью снизить градус напряженности в случаях, когда межгосударственные взаимодействия грозят перерасти в реальные конфронтации; 3) стремлением сохранить лицо: это стремление тесно переплетено с проблемами национальной идентичности, желанием обозначить и объяснить свою уникальность, очертить невидимые границы в мире, где реальные границы становятся все более условными.

Осознавая определенную уязвимость политической системы Китая и связанную с ней китайскую угрозу, индийские специалисты играют на контрасте: акцент делается на приверженность Индии демократическим идеалам. В пику китайской ruan shili выстраивается образ благородного гегемона самой большой в мире незападной демократии (по численности населения), готовой к революционным прорывам в области экономического развития.

Мягкая сила в стратегиях индийского лидерства

Особую роль в политике мягкой силы играют концептуальные основы мирного развития, которые может предложить страна. Индия как родина ненасильственной политики ассоциируется с образом Махатмы Ганди и его идеями, которые остаются актуальными и востребованными.

Сама идея ненасилия (ахимсы) вполне традиционна для индийской культуры, поскольку имела огромное значение и в индуизме, и в буддизме, и в джайнизме. В последнем значение ахимсы особенно велико. Но именно в руках Ганди особенности, которые когда-то казались элементом индийской уязвимости, внезапно оказались элементом индийской силы. Ганди совершил этот подвиг, используя нелинейную динамику национального самосознания [Hymans, Jacques E.C. P. 234265].

В основе священного послания, содержащегося в Бхагавадгите, лежит ahimsa parmo dharma (санскрит), что означает принцип ненасилия в качестве главной обязанности каждого человека [Andrews C.F. P. X.]. Традиционно этот принцип понимался как непричинение зла другим людям, неприменение силы в отношении к ним. Однако, по мнению Ганди, именно из-за такого буквального прочтения и понимания ахимса утратила свою изначальную суть ‒ отказ от применения насилия не только в физическом плане. В этом смысле особенно интересно предложенное Ганди предельно широкое понимание насилия. Полагая, что каждый совершает насилие каждый день, Ганди выделял две его стороны: непосредственно физическое насилие (physical violence) и пассивное насилие (passive violence). Манифестацией физического насилия в мире являются войны, грабежи, убийства и т. п., поскольку применение физической силы здесь выступает необходимым условием. В пассивном же типе насилия нет непосредственного применения силы. Примерами его могут служить расизм и любая другая дискриминация, словесная обида и проч. В конечном итоге оно, через гнев и ненависть, достигает своей наивысшей точки в физическом насилии [Nanda B. R. P. 264], что ведет к порочному кругу насилия на Земле.

Таким образом, концептуальные особенности индийской мягкой силы напрямую соотносятся с ахимсой как важнейшей идеей, выработанной философско-религиозной мыслью Индии. Несмотря на то, что политический выбор страны в большей степени склонялся к действиям в духе real politique и здоровому прагматизму, у Индии есть опыт инкорпорирования гандистских идеалов ненасилия во внешнюю политику. В частности, в 1954 г. правительством Джавахарлала Неру были выдвинуты пять принципов мирного сосуществования с Китаем панча шила (взаимоуважение суверенитета и территориальной целостности, ненападение, невмешательство во внутренние дела, взаимная выгода и равенство, мирное сосуществование). Чуть позже гандистские идеалы моральной политики вместе с идеей Джавахарлала Неру о Великой азиатской федерации легли в основу движения неприсоединения, географически распространившегося и на африканский континент [Шаумян Т.Л., 1989. С. 172186]. На Бандунгской конференции 1955 г., объединившей 29 стран Азии и Африки, панча шила были дополнены еще пятью позициями, в основу которых легли максимальный отказ от проявления агрессии, скоординированные действия по борьбе с колониальным наследием и поиск новых форматов сотрудничества азиатско-африканских стран в постколониальный период. По сути, Индия была одним из главных государств, участвовавших в формировании альтернативных биполярному миру сценариев международных отношений, ‒ несмотря на то, что полного обособления от военных блоков Варшавского Договора и НАТО не получилось. Индия, как известно, оказалась в орбите советского влияния.

В современной внешней политике Индии существует так называемая Большая стратегия концентрических колец, или концепция круга государств, в определенной степени воспроизводящая вполне традиционное для Индии рассмотрение взаимодействий государств через призму круговых орбит влияния.

Первый круг составляют соседние страны (Бутан, Непал, Бангладеш, Мальдивы, Мьянма), стабильность которых рассматривается как залог благополучия Индии. Соответственно, Дели настаивает на особом доминантном статусе в Южной Азии. Ко второму кругу относятся государства Азиатско-Тихоокеанского региона, формирующие орбиту расширенного соседства. Здесь Индия стремится ограничить дисбаланс сил, в первую очередь за счет сдерживания чрезмерного влияния других держав, главным образом Китая. Крайне чувствительной зоной для Дели во втором круге является акватория Индийского океана. Третий круг включает в себя Евразию, а в ближайшей перспективе ‒ весь остальной мир, в котором Индия стремится играть более активную роль как один из полюсов принятия решений глобального уровня.

Масштабное культурно-историческое наследие, без сомнения, обеспечивает конкурентное преимущество Индии в битве за сердца людей. В двух первых кругах ‒ соседних государств и стран расширенного соседства ‒ это наследие идентифицируемо и понятно. В глобальном же контексте индийская культура, традиции и история вызывают интерес в силу необычности, уникальности при одновременной разнородности и разнохарактерности. Контрастность индийской культуры подчеркивается в различных брендинговых кампаниях.

Индийская заявка на глобальное лидерство в формате имиджевой атаки наиболее масштабно и открыто прозвучала в 2007 г. во время кампании India@60, посвященной 60-летию независимости. К тому времени был успешно сформирован в странах присутствия национальный туристический бренд Incredible India, креативные решения которого стали своеобразными трансляторами привлекательного образа современной Индии. Кампания проходила в Нью-Йорке с 23 по 26 сентября 2007 г. в рамках Генеральной ассамблеи ООН. Перед мировыми лидерами и представителями высших бизнес-кругов Индия предстала в ракурсе ее демократического и инновационного потенциала.

Рис. 1.

Логотип кампании India@60 (Нью-Йорк, сентябрь 2007 г.)

About

POST YOUR COMMENTS

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: